16:48 

Антиной, автофанфик к "Смотри"

alina21146
Вся предыстория в Черновиках)

Вдоль над рекой быстроводной
Быстро две бабочки мчатся, кружась друг над
другом,
Только друг друга и видят они.
Ветку несет по реке: они сели,
Редкими взмахами крылышек держат кой-как
равновесье,
Заняты только любовью своей.
Друг мой! река — это время;
Ветка плывущая — мир;
Бабочки — мы!
Майков А. Н.

В учительской было светло. Свет сквозь высокие окна полосами ложился на столы, заваленные сложенными стопками книгами и рулонами ватмана, открытыми альбомами.
Вениамин Петрович, преподаватель по классу скрипки, и Геннадий Викторович, пианист, как всегда жарко спорили о перестройке.
— Советский Союз был колоссом на глиняных ногах, он закономерно должен был развалиться, — заканчивал свою мысль Геннадий Викторович, красующийся в своем всегдашнем кримпленовом бежевом костюме, который он привез из памятных гастролей по Прибалтике, и в галстуке в полоску, гармонирующим с костюмом.
читать дальше
Она протянула ему скрипку и смычок, он принял от нее инструмент, церемонно поклонившись, лицо его оставалось серьезным. Несколько мгновений смотрел на скрипку и был похож на человека, который нашел давно потерянного друга. Антон удивился, никак не ожидая, что парень в черном плаще знаком с инструментом, необычным для теперешней жизни.

@темы: Drafts, Look at heaven, Original

URL
Комментарии
2018-04-15 в 16:49 

alina21146
Саша попробовал струны, провел несколько раз по ним, проверил деки, потом положил скрипку на плечо. Антон увидел, как он на несколько мгновений закрыл глаза, и смычок прикоснулся к струнам.

Почти в то же мгновение Антон понял, что они вместе с Вениамином Петровичем напряглись и вытаращились на сцену. Этот молодой, бандитского вида, надо признать, юноша играл двадцать четвертый каприз Паганини. Антон ожидал от него чего угодно, вплоть до Мурки или собачьего вальса. Но это?!
— Это что такое?! — прошипел Вениамин Петрович. — Где вы его взяли?
У Антона мелькнула мысль: «А этому парню, видно, нечего терять…»

Светлана даже отступила на шаг, сжав руки перед собой, и смотрела на него так, словно он стал и ее богом тоже. Антона просто скрутила неведомая ему до сих пор болезненная, острая ревность. Нет, не правда, однажды он испытал это чувство, когда увидел какого-то мужчину, который разговаривал с его мамулей на улице. Антону тогда было лет десять и он страшно испугался, что мамуля сможет предать его, выйти замуж и любить кого-то еще, кроме него, Антона, правда, больше он этого человека не видел. Мамуля отказалась тогда от возможного замужества и отдала всю жизнь своему сыну.

Звуки сыпались со сцены золотыми слитками. Каким-то неведомым образом юный музыкант вытягивал это произведение, Антон мог только отдаленно представить, сколько сил тот затрачивает сейчас, чтобы играть четко и ровно, выдавая полный, глубокий звук и ведя интонацию, вкладывая свое понимание, свой смысл в то, что играет. Антон видел и слышал во всем этом какое-то обреченное отчаяние. Несмотря на больную ревность, Антон чувствовал возбуждение и видел что музыка словно окутывает этих двоих на сцене. В свете слабых софитов они были будто бы в золотистом облаке посреди темноты, пришло понимание, что этот странный юноша играет только для нее…

Антон оглянулся на Вениамина Петровича и увидел, что тот часто моргает за запотевшими стеклами очков.
— Пастух и пастушка, — почему-то сказал Вениамин Петрович.
И Антон не мог не согласиться, что где-то на мамулиных многочисленных вазочках видел этот старый и вечный сюжет.

Наконец, Вениамин Петрович снял очки и стал их сосредоточенно протирать, приговаривая:
— Он сумасшедший, как и Никколо… Видно, что давно не играл, но решился… Погрешности есть, но небольшие, а сколько чувства, боже ты мой... Откуда он?
Антон был сильно раздосадован. Воспользовался удачным моментом, чтобы завлечь своего бога в эту школу с облупившимися стенами, но теперь и сам был не рад этому вниманию, и вдобавок попали на эту бледную немощь. И плохо еще то, что Саша оказался этаким юным дарованием, от которого Вениамин так просто не отцепится, у него на них был особый нюх. Когда отзвучал последний аккорд и музыкант на мгновение замер, тяжело дыша, с поднятым смычком в руке, Света захлопала в ладошки, а юный пастушок церемонно поклонился своей пастушке, только ей, но не зрителям в зале.

— Браво! Браво, юноша! Можно вас? — позвал Вениамин Петрович.
Саша, как человек только что проснувшийся ото сна, казался растерянным и словно не мог отойти от девочки, которая, восхищенно сжав тоненькие ручки, стояла перед ним.

Тут началась небольшая заварушка. Под сценой бушевал Вениамин Петрович:
— Молодой человек, можно вас…
— Вы придете еще? — спрашивала Светлана, прижимая к себе скрипку.
— Я..., - начал было Саша.
— Александр, пойдемте! Нам некогда! — Антон сам удивился своей неожиданной решительности, эта парочка, папаша с дочкой, явно действовала ему на нервы.

Саша уходил со сцены, часто оглядываясь.
— Но постойте… — не унимался назойливый Вениамин Петрович.
— Пойдемте! — Антон настойчиво увлекал за собой своего бога. — Потом поговорите. Я вам должен еще кое-что показать, вы очень похожи на одного человека, пойдемте.

Саша словно все еще слышал музыку и ничего больше, послушно шел за Антоном и, казалось, мало осознавал себя и то, что происходит вокруг. В последний раз оглянулся на девочку на сцене, и Антон поспешно вывел его из зала, провел по сумрачным коридорам.

За окном в свои права вступал тихий осенний вечер, последние лучи заката гасли в верхушках деревьев за окном. Антон суетливо достал ключи и поспешно открыл свой кабинет, их встретил запах пыли, красок, скипидара.
Саша озирался, словно пытаясь проснуться ото сна. Из большого окна со старыми деревянными рамами лился вечерний розоватый свет, или это он так преломлялся в кристалликах пыли на стекле? На шкафах стояли многочисленные бюсты, вазы для уроков рисования с натуры.
Антон подвел юношу к красивому бюсту молодого человека со склоненной головой.
— Ты необыкновенно похож на одного человека…. Вот, посмотри на него. Не узнаешь? — Антон подумал, что сейчас самое время перейти на «ты», тем более Саша все равно бы этого не заметил, а ему уже хотелось начать становиться ближе к своему божеству.

Саша неопределенно пожал плечами, будучи все еще под впечатлением от импровизированного концерта: то задумчиво смотрел за окно, где зеленели деревья в довольно запущенном, заросшем травой дворике школы, то на скульптуры и портреты своего двойника. Иногда взглядывал на Антона, а тот думал, как же зачаровать Сашу разговорами, продлить этот чудесный миг, когда его оживший бог здесь, и словно легче стало дышать рядом с ним после долгих лет ожидания.

URL
2018-04-15 в 16:50 

alina21146
Саша рассеянно рассматривал рисунки на стене, потом посмотрел на гипсовый бюст: склоненную кудрявую голову и лицо с по-детски пухлыми губами.
Закатное солнце золотило его волосы, они были безумно похожи сейчас.
Саша задумчиво рассматривал грустное гипсовое лицо.
— Не знаю, может быть, — сказал он равнодушно.
— Ты хочешь узнать, кто он был? Ему посвящено много скульптур и стихов, и даже поэм.
— Да? — рассеянно спросил Саша. — Герой труда, что ли?
Антон поморщился, нужно было приступать к делу, и так все слишком затянулось, ему так хотелось познакомить Сашу со своими мечтами и образами.

— Ты знаешь, этой истории почти две тысячи лет. Могущественный император Рима был покорен силой красоты этого мальчика, говорят, что он выкрал его у родителей, и с тех пор Антиной стал его постоянным спутником.
При этих словах Саша, казалось, вздрогнул и почему-то подозрительно посмотрел на Антона.

— Есть разные версии того, как они встретились, одна из самых распространенных: римский император, повелитель мира, путешествовал по Вифинии, это сегодняшняя Турция. Однажды жарким вечером на исходе дня он был на собрании поэтов, император ценил и красоту, и литературу. Там он увидел юношу, сидящего на краю бассейна, тот опустил свои стройные ноги в воду и зачарованно слушал поэтов. Император увидел его, подошел к бассейну и заговорил с прекрасным юношей. О чем они говорили, никто уже никогда не узнает, но с этого момента Антиной стал постоянным спутником Адриана. Было опять же множество версий. Одна самая упорная, что Адриан выкрал мальчика у родителей. Они были поселенцами: мать его была азиаткой, а отец — греком. Будучи полукровкой, он был необыкновенно, поразительно красив.

Саша перевел взгляд на лицо своего двойника и взгляд его задержался на нем. Антону казалось, что Саша утратил, наконец, свою рассеянность и внимательно его слушает. Антон напрягал всю свою память, чтобы буквально цитировать читанные ранее рассказы.

- Может быть, мальчик пошел и по своей воле, что трудно предположить, в любом случае он стал постоянным спутником императора на несколько лет. Все источники говорят, что только тогда император был действительно счастлив. Он славился тяжелым характером, был отважным воином и пользовался большим уважением в армии, в походе мог спать на голой земле и есть из одного котла с солдатами, но в то же время нрав его был вспыльчивым и неровным. Есть немало сведений об убийствах им своих противников и бывших соратников.
Как жилось Антиною рядом с ним, история умалчивает, по тем сведениям, что дошли до нас, Антиной чаще всего был молчалив. Обрати внимание, его всегда изображают со склоненной головой. Рабы не имели права смотреть свободному человеку прямо в лицо, а он все же был рабом, даже если его и любили.

В полумраке размытых теней Антону показалось, что у Саши напряглись крылья носа, и рот его крепко сжат, и он внимательно смотрит на Антона. Хотя полумрак делал все кругом неверным и обманчивым. Антон ни за что на свете не согласился бы включить свет в кабинете, чтобы не разрушить эту странную связь, которая установилась между ним и его собеседником, и сам в этом уже не сомневался, видя, как внимательно и напряженно слушает Саша. И верил, что очаровал его своим интересным рассказом.

- Никто не знает, тосковал ли он по своей семье, вспоминал ли, как мать гладила его кудрявую голову, как играл с братьями и сестрами. В рассказах о нем упоминается, что он всегда был молчалив. Как жилось ему рядом с этим сложным человеком? Трудно сказать. Они все время были вместе. Есть предание, что Адриан спас его из лап свирепого льва как-то на охоте. Это о чем-то говорит, не находишь? И ночи… Ты представляешь эти ночи на юге? Полная тьма, и звезды Южного креста смотрят с небес на обнаженную пару: суровый воин, закаленный в боях, и трепетный юноша. Служанка у их ложа размеренно машет опахалом…

Антон почувствовал возбуждение, ему хотелось верить, что оно передается и его молчаливому собеседнику. Он чуть подался к Саше, тот медленно отошел от окна, присел у стены в полумраке, словно вдруг резко обессилел.
На улице тихо гудел мотор, желтоватый свет фары протек дорожками по потолку и стене, эти яркие полосы расползались по кабинету, словно искали кого-то, позолотили кудри сидящего. Своей неподвижностью и опущенными глазами он был очень похож на скульптуру своего двойника. Антон пытался угадать его состояние, ему хотелось верить, что Саша погружен в свои чувства и видит те же образы, что и Антон.

- Их разлучила смерть, вечная беспощадная разлучница. Ты не поверишь, но Антиной ушел первым.

Антону показалось, что глазницы на лице сидящего у стены похожи на темные провалы, как будто Саша в упор смотрит на него - в наступившей после света фар и еще более сгустившейся темноте было трудно судить.

- Как всегда, трудно сказать, какая из версий правдива, было много слухов. Приближенные Адриана боялись, что влияние Антиноя становится слишком сильным, хотя на что мог повлиять этот молчаливый юноша, никто уже не знает. Упоминают, что жена Адриана, Вибия Сабина, искренне ненавидела Антиноя и наверняка желала ему смерти. Что волхвы и предсказатели предрекли Адриану скорую гибель, если никто не принесет за него в жертву свою жизнь, и Антиной решился сделать это. Еще одной версией было, что Антиной просто спасался от неумеренного сексуально пыла Адриана. Говорили, что Адриан хотя и был намного старше Антиноя, отличался неумеренным сластолюбием.
Одним словом, трудно сказать, почему этот юноша, воплощение красоты и молчания, покинул этот мир так скоро. Однажды солнечным утром в октябре 130 года его нашли утонувшим в водах Нила. В то время Адриан поднимался вверх по течению на своем корабле, чтобы обозреть свои владения.
Трудно описать, как горевал Адриан о своем любимце. Известно, что этот суровый воин, закаленный в боях, безутешно плакал, как женщина.

URL
2018-04-15 в 16:51 

alina21146
Саша увидел поляну в лесу, трава была еще зеленой,что-то темное лежало на ней, наполовину скрытое травой. Влад сидел над этой бесформенной массой, склонившись низко, и словно говорил что-то лежащему, горестно мотая головой. А потом он поднял лицо к небу, и Саша отчетливо увидел капли дождя, который тогда все-таки пошел в том лесу на двадцать девятом километре, которые текли у Влада по лицу.

Он резко встал и подошел к окну, голова его горела и, казалось, кружилась, смотрел за окно и ничего не видел,дышать стало трудно, как тогда - перед грозой в лесу.

- Император был безутешен. Он построил город в устье Нила и назвал его Антианополис. Обожествил своего юного друга и заставлял церковников ставить ему статуи в храмах. Его почитали, как юного Диониса, Осириса, Вакха...

Антон приблизился к Саше и хотел положить руку ему на плечо, но не решился. Его новый друг, как он надеялся, был потрясен рассказом, и Антон был уверен, что у них возникла эмоциональная связь и он может позволить себе подойти и прикоснуться к объекту своего обожания. Двинулся было к Саше, но тот обернулся, темный силуэт на фоне серого окна.

— А что Антиною с этого? Статуи эти все? — Антон понял, что Саша намеренно сделал неправильное ударение. — Ему ведь ни холодно, ни жарко от них уже было. И что Адриан этот плакался, ему-то какая разница уже была?
Антон не понимал, почему его визави так напрягся из-за всей этой истории.
- Саша, я не понимаю, почему ты... — Антон все еще пытался удержать эту хрупкую связь между ними. — Эта история просто, чтобы рассказать тебе о том,… на кого ты похож...
Но Саша не дал ему договорить.
— История обалденная, я не спорю. Я-то тут при чем?! Руки! — Антон всего лишь пытался взять Сашу за локоть, успокоить.
Тот вывернулся и пошел по направлению к двери.
— Саша, постойте! Я вовсе не имел в виду…

Как серый призрак, парень выскользнул в дверь в темный коридор. Антон все еще не мог сдвинуться с места, потрясенный и смущенный, он уже готов был представить своего ночного гостя неким духом, который ему привиделся из-за его чрезмерного увлечения, но до него донеслось громыхание в коридоре внизу, где уборщица Степанида Петровна обычно ставила ведро, на которое все постоянно натыкались, и даже услышал приглушенное чертыхание.

Представил, как Саша прошел мимо сцены, вышел по коридору в холл с портретами, который освещался только светом луны, ложившимся серебристыми полосами на лица ушедших вождей.

Антон еще долго стоял один в полумраке недоуменно оглядываясь на бюст со склоненной головой. Потом медленно вышел, закрыл кабинет. В полной темноте шел по коридору, завернул в актовый зал. Вениамин Петрович как всегда забыл выключить освещение. Антон посмотрел на пустую сцену, теперь он всегда будет видеть на ней тень его бога. Пошел выключать свет и у дверей увидел цветной пакет, который Саша забыл,его обуяла невероятная радость: у него что-то останется на память об этой встрече! Это же чудесно!
Подхватил звякнувший пакет и пошел домой. Мамуля наверняка уже давно беспокоится, он никогда не приходил так поздно. Дома он удостоверился, что мамуля уже спит, и с удивлением достал бутылку из пакета на кухне. Издевка судьбы: его бог словно говорил ему: "На, утешься!".
Антон открыл бутылку, налил водку до половины стакана.
- Пью за тебя, моя недолгая нечаянная радость, - произнес он про себя грустный тост и залпом выпил.

URL
     

Sandy van Hiden

главная